Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

О стратегической проблеме ОДКБ, разрешённой в сирийском конфликте

8 декабря 2015
3 636
О стратегической проблеме ОДКБ, разрешённой в сирийском конфликте


Общее количество вызывающих нарушений турецкой армии за последние 2 недели уже и не пересчитать. За это время руководство крупнейшего средиземноморского государства — члена НАТО успело настроить против себя как минимум три влиятельных государства, вносящих серьёзные коррективы в жизнь всего Ближнего Востока. Сначала агрессии подвергся фронтовой бомбардировщик Су-24М наших ВКС, затем последовала оккупация севера Сирии и Ирака. К чему это впоследствии приведёт, пока не очень ясно. Но положение у Турции теперь далеко не «шоколадное». Кроме того, сразу после трагедии с нашим самолётом, когда Владимир Путин дал указ Генштабу сформировать беспрецедентную ПВО в зоне проведения воздушной операции ВКС, Эрдоган допустил ещё одну стратегическую ошибку, приведшую не только к смещению расстановки сил на восточной границе Турции, но и к осложнению американского присутствия на Кавказе, а в частности, в Грузии, которая в США рассматривается как основной форпост ВС США и ОВС НАТО на российском оперативном направлении. А у нас стала постепенно «рассасываться» существовавшая годами проблема.

Задолго до обострения ситуации в Сирии, сразу после окончания «Операции по принуждению Грузии к миру», впервые появилось осознание того, что Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) имеет серьёзные проблемы на юго-западном стратегическом направлении. Речь идёт о российском военном контингенте и составе родов войск РФ в Армении — стране, которая расположена на наиболее опасном и непредсказуемом рубеже ОДКБ. Так сложилось, что Армения оказалась между двух главных зол Южного Кавказа и Ближнего Востока — Грузией (с севера) и Турцией (с запада). И существующего состава ВС Армении, даже при тогдашнем составе российской армии в стране, абсолютно не хватало не только для наступательных действий на турецком ОН, но даже на достойную оборону в случае, если вспыхнет крупный региональный конфликт с участием Турции и НАТО.
 

Оснащённость и количественный состав 102-й российской военной базы в Гюмри совершенно не соответствовали уровню угрозы с грузинской, турецкой или азербайджанской сторон. Несмотря на то, что возможности российско-армянской системы противовоздушной обороны могли нанести непоправимый ущерб ВВС Турции (близ 3624-й авиабазы в Эрибуни размещено не менее 4-х дивизионов ЗРК С-300В, а в распоряжении войск ПВО Армении имеется 8 дивизионов С-300ПС, а это 72 одновременно обстреливаемых целей), воздушная и наземная компоненты войск были очень слабы перед угрозами наступления СВ Турции, да и малая площадь территории Армении для проведения тактических манёвров совершенно не приспособлена.

Говоря об истребительном составе 3624-й авиабазы в Эрибуни, можно было отметить его полную неготовность к отражению серьёзных авиаударов турецких ВВС, так как 18 фронтовых истребителей МиГ-29С абсолютно не хватало для завоевания господства в воздухе над 200 турецких F-16C, действия которых координируются самолётом ДРЛОиУ Boeing 737 «Peace Eagle», поставленным на вооружение в начале 2014 года. Дело в том, что радиус действия ЗРК С-300В и С-300ПС не превышал 80—100 км, а поэтому рубежи пуска противорадиолокационных ракет AGM-88 “HARM” для турецких самолётов с больших высот абсолютно не были ограничены достойным потенциалом истребительной авиации ВВС России. Кроме того, большое количество F-16C, вооружённых ракетами AIM-120C-7 и «Хармов», могли подбираться к ЗРК С-300ПС/В на высотах 30—80 м, а затем запускать десятки ракет AGM-88 c дистанции 40—35 км, всего 18 истребителей МиГ-29С не способны были отразить угрозу 80—100 турецких истребителей. Т.е. любая ударная и оборонительная воздушная операция на турецком оперативном направлении была нереализуема без дополнительного усиления за счёт авиации Южного военного округа, на что также требовалось жизненно важное в военных условиях время.

Ещё более опасная ситуация наблюдалась с наземной компонентой войск, где турецкие СВ в разы превосходили количественный состав СВ Армении и российский контингент, стоящий на обороне 102-й военной базы в г. Гюмри.

На вооружении СВ Армении находится 144 основных боевых танка, из которых 95% — ОБТ Т-72. Остальные единицы — несколько танков Т-54/Т-55. СВ Турции же обладают более, чем 2500 ОБТ, из которых 340 ОБТ — более-менее современные «Leopard-2A4», 1000 ОБТ — M60A1/A3 TTS, более 380 ОБТ модификации «Leopard-1A3/4» и около 1200 танков М48. На вооружении артиллерийских подразделений находится более 100 ед. южнокорейских САУ T-155 “Firtina”, которые способны обстреливать наземные цели на дистанции 30 — 40 км. САУ «Firtina» является аналогом САУ K9 “Thunder”, стоящей на вооружении СВ Республики Корея. 155-миллиметровый калибр обуславливает возможность применения корректируемого боеприпаса XM982 “Excalibur”; его точность КВО составляет 10 м, а дальность 60 км, из-за чего риски для ВС Армении и российского контингента могли возрастать в десятки раз. Более того, СВ Турции обладают одной из самых мощнейших РСЗО — 300-мм Т-300 «Kasirga». Одна БМ оснащается счетверённой ПУ, в которой установлены 4 НУРС с дальностью 100 км и скоростью 4500 км/ч. РСЗО обладает боевыми качествами РСЗО БМ-30 «Смерч». Количественный состав данных машин в турецкой армии может составлять несколько десятков.

Армянская же армия могла похвастаться лишь 4 БМ РСЗО WM-80, 6 БМ AR1A, 47 БМ-21 «Град». При этом лишь китайская РСЗО AR1A обладает наилучшими боевыми характеристиками. В системе применяются три различных типа корректируемых реактивных снарядов (BRE2, BRE3, BRE4) с дальностью 130 км. Боевые части неуправляемых реактивных снарядов представлены 480—623 кумулятивно-осколочными боевыми элементами, которые разводятся в пределах 300 м от кассетной БЧ снаряда, и способны пробить до 50 мм гомогенного стального габарита. Несмотря на то, что ТТХ систем превосходили параметры турецких аналогов, их количества явно не было достаточно для наземного противостояния с турками, а поэтому армянские артиллерийские подразделения срочно нуждались в модернизации.

Генштаб ВС России стал предпринимать срочные действия по модернизации и увеличению контингента российской армии в Армении в ответ на размещение Турцией на сирийской границе тысяч единиц бронетанковой техники и пехотинцев (в провинциях Хатай и Килис).

Информация о переброске наиболее совершенных подразделений 58-й армии бывшего СКВО на западные границы Армении начала поступать 26 ноября. Президент РФ отдал приказ о переброске наиболее разношёрстного контингента армии, в состав которого вошли подразделения реактивной артиллерии, передовые части ВВС (оснащённые ЗРК С-400 «Триумф»), противотанковые подразделения (операторы ПТРК «Корнет-Э» и «Хризантема-С»), бронетанковые бригады и бригада РЭБ, укомплектованная комплексом «Красуха-4». А в начале декабря, на горном полигоне Камхуд, начались военные учения снайперов в условиях высокогорного рельефа. Данные действия стали очевидным ответом на действия турецкой армии на Ближнем Востоке и указали на явные военные последствия для Эрдогана. И действительно, «одними помидорами Турция не отделается». Эти слова В. В. Путина стали предупреждением не только для будущих российско-турецких экономических и военно-политических отношений, а и выразили дальнейшие последствия для развёртывания ОВС НАТО на театре военных действий Южного Кавказа.

КАКИЕ УГРОЗЫ СО СТОРОНЫ НАТО ЛИКВИДИРУЕТ УСИЛЕНИЕ ЮГО-ЗАПАДНОГО «КОСТЯКА» ОДКБ?

Вместе с увеличением количественного состава российской бронетехники, артиллерии и систем ПВО в Армении увеличится и личный состав группировки, который, с учётом личного состава 102-й военной базы в Гюмри, составит около 10—11 тыс. военных. Группировка будет вполне боеспособна, и сможет нивелировать множество угроз на Южном Кавказе и турецко-армянской границе. Самым значимым на сегодня вопросом можно считать угрозу, исходящую со стороны ВС Грузии, которые после войны 2008 года уже восстановили более 60—80% боевого потенциала, и усиленно стремятся войти в структуры Североатлантического альянса на уровне Румынии и Болгарии.

В начале 2015 года, заместитель генсека НАТО А. Вершбоу заявил о том, что грузинская военная база «Вазиани» является наиболее приемлемым местом для размещения будущего учебно-тренировочного центра в рамках «Грузия-НАТО». Ещё раньше поступали данные, что данная база будет прикрываться зенитно-ракетными комплексами «SAMP-T», закупленными у Франции в ближайшее время. Отмечались некоторые возможности комплекса по борьбе с ОТБР типа «Искандер-Э», поэтому сегодняшняя политика по отношению к РФ может по-прежнему восприниматься как агрессивная. Закупка ЗРК «SAMP-T» для системы ПВО Грузии совершенно не случайна. Ведь на грузинских военных объектах всё чаще появляются американские инструктора, техника, а также рассматривается вопрос об использовании её аэродромов в качестве передовых авиабаз развёртывания ВВС США на крайнем восточном фасе НАТО.

Да, ЗРК «SAMP-T» действительно считается одним из лучших ЗРК среднего и дальнего рубежа. ЗУР «Aster-30» способны настигать цель на скоростях до 4250 км/ч с перегрузками до 65 ед., чему способствуют мощные газодинамические двигатели поперечного управления (ДПУ). Ракеты способны сбивать большинство существующих высокоманевренных средств воздушного нападения, включая практически все ПРЛР. Представляют они определённую угрозу и для «Искандеров», но только при использовании одного типа ОТБР или КР. Например, при использовании комплексов «Искандер-Э» и «Искандер-К», когда ОТБР и КР приближаются к комплексу под разными углами и с различных высот и направлений, «SAMP-T» просто захлебнётся и с 99%-й точностью будет уничтожен одной из ракет. Поэтому и против этих систем «отмычка» у наших ракетчиков имеется.

Когда группировка российских войск в Армении была в ослабленном состоянии, серьёзный военный конфликт с НАТО мог иметь для нашего южного форпоста фатальные последствия, теперь всё уже совсем иначе.

ЗРС С-400 «Триумф», развёрнутая в Армении вместе с остальными 12 ЗРК семейства С-300ПС/В, полностью перекрывает ракетоопасное воздушное пространство Грузии, и одновременно прикрывает наши войска и ВС Армении от турецких ракетных ударов. Боевой радиус действия С-400 в Армении «наглухо» перехлёстывается над Грузией с радиусом ЗРК С-300, развёрнутыми в Южной Осетии и Абхазии, а поэтому размещение тактической авиации ВВС США на грузинских авиабазах становится малоэффективным, потому что любая планируемая боевая задача, с выполнением значительных манёвров, будет заканчиваться для американских лётчиков верным перехватом нашими системами.

Размещение же противотанковых подразделений и частей реактивной артиллерии разрешит вопрос с обеспечением обороны южных рубежей ОДКБ от вероятных наступательных действий как с турецкого, так и с грузинского оперативных направлений. Российские РСЗО «Смерч» смогут приостановить любое продвижение турецких войск на глубине до 90 км от армянской границы, прорвавшиеся будут остановлены с помощью расчётов ПТРК «Корнет-Э». Единственной нерешённой задачей пока остаётся состав авиапарка на авиабазе Эрибуни, который, несомненно, должен быть увеличен в ближайшее время.

Вот таким нехитрым образом сирийский конфликт ускорил темпы укрепления нашей ослабленной на южных рубежах ОДКБ.
Поделиться: